Заметки о понятии страха в современной философии

Экзистенциальное направление в психологии и философии как теоретическое основание кризисной психологии Почему именно это направление в психологии выбрано в качестве теоретической парадигмы основы кризисной психологии? Кризисная психология рассматривает человека в ситуации кризиса основ его бытия, на том этапе его жизненного пути, когда перед человеком встают вопросы: Это не те вопросы, которые ребенок начинает задавать в лет и заканчивает в Трудно найти более удачной иллюстрации, показательного примера, чем душевные искания графа Л. Конечно, можно представить их как интеллигентские переживания. Однако, такие же вопросы явно или неявно, осознанно или неосознанно появляются у человека в периоды крушения базовых иллюзий. Крушение же базовых иллюзий есть следствие травматических событий жизни человека. Истина была то, что жизнь есть бессмыслица. Есть ли в моей жизни такой смысл, который не уничтожился бы неизбежно предстоящей мне смертью Л.

Реферат: Заметки о понятии страха в современной философии

Роль общества в регуляции страха. Введение к работе Актуальность. Чувства и эмоции играют значительную роль в социальном бытии человека. Страх в своих различных формах является необходимой эмоциональной составляющей жизни личности, коллектива, общества. Типы и интенсивность различных страхов изменяются исторически:

Чувство собственной важности и страх собственной ничтожности – это детский непредсказуемостью и непостижимостью бытия.

В этом смысле С. В качестве достояния сознания, С. В систематической философии Г. Гегеля сущее открывается посредством введения понятия"развитие", характеризующего деятельность Абсолюта и являющегося как развивающееся нечто, самодвижение которого представляет собой объективное основание С. Свобода, раскрывающая истину, противоположна С. В пространстве самого Единого С. В экзистенциальной философии М. Хайдеггера условием раскрытия сущего как такового выступает Ничто, которое имеется в наличии, давая о себе знать в настроении Ужаса.

Горького на кафедре истории философии Научный консультант: Бурханов; доктор философских наук, профессор В. Князев; доктор философских наук, профессор В. Федотова Уральская Академия Ведущая организация: Автореферат разослан 8 июня года. Ученый секретарь диссертационного совета Б.

Страх – сущностный экзистенциал человеческого бытия, который таящих угрозу целостности человека, сотрясающих основы его.

Наряду со всеми названными модификациями существует такая боязнь, которую, в сущности, уже нельзя назвать боязнью. Дело в том, что то, чего мы боимся, может остаться неопределенным, то есть уже не быть чем-то наличным в мире, и, соответственно этому, боязнь уже не затронет бытие-в как бытие-при в каком-то определенном модусе.

При этом не возникает собственно растерянности: Угрожающее не является каким бы то ни было определенным сущим мира, однако и ему присуще характерное приближение; ведь и это неопределенное угрожающее находится вблизи, и может быть настолько близко, что оно как бы теснит нас, и все же оно не является присутствующим как это и то, чем-то опасным, внушающим боязнь в силу определенной отсылки окружающего мира в его значимости. На нас может"напасть" страх посреди совершенно освоенного окружающего мира; зачастую для этого не требуется даже обычных сопровождающих это состояние феноменов темноты или одиночества.

В окружающем мире, знакомом ближайшим образом, мы оказываемся как бы не у себя дома, причем не так, как бывает, когда мы теряем ориентацию в определенной области уже знакомого и освоенного мира, когда мы не дома именно в той местности, где сейчас находимся, но где-то еще вполне можем быть дома: В случае страха тоже имеется свое специфическое нечто, которого мы страшимся, и в более точной формулировке вопрос звучит так: После того, как страх прошел, мы говорим: Ничего не было; перед-чем страха — это ничто, то есть ничто из происходящего в мире, ничто определенное, никакое мировое сущее, — но поскольку оно все же может быть"вот", тесня нас в своей напористости, постольку оно есть нечто куда большее, нежели какая-либо опасность для боязни, а именно — сам мир в его мировости.

Феноменально неопределенность перед-чем, этого самого ничто как ничто в мире, вполне определена. Это мир в его мировости, который, правда, подает себя не как вещь мира. Это ничто как угрожающее находится совсем близко, настолько близко, что мы как бы охвачены им со всех сторон, и у нас перехватывает дыханье, но при этом оно не есть нечто такое, о чем мы могли бы сказать: С этим своеобразным и вполне изначальным феноменом, как и со всеми феноменами такого рода, связаны характерные иллюзии — иллюзии страха, которые могут быть вызваны, например, чисто физиологическими причинами.

Но эти физиологические причины существуют именно и только потому, что это сущее, определенное телесно, вообще может страшиться на основе своего бытия, а не потому, что тот или иной физиологический процесс может продуцировать что-то вроде страха.

Динамика веры

Заметки о понятии страха в современной философии Э. Гроссман В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы. Таким образом, исследование философского смысла явления страха могло бы быть связанно со всей историей человечества.

Но мы не можем помышлять о подобном исследовании

страха. В экзистенциальном анализе тот факт, что мы переживаем страх, Страх сигнализирует об утрате этой основы Бытия, он подчеркивает.

Ведь если бытие описывается с помощью таких понятий, как жизнь, или процесс, или становление, то с онтологической точки зрения небытие — столь же основополагающая категория, как и бытие. Признание этого факта не подразумевает решения о том, что следует считать исходным, — бытие или небытие, однако заставляет рассматривать небытие как одно из основных понятий онтологии.

Говоря о мужестве как о ключевом для понимания самого-бытия понятии, следовало бы отметить, что, открыв этим ключом дверь бытия, мы обнаруживаем за этой дверью и бытие, и отрицание бытия, а также их единство. Небытие — это одно из самых трудных и самых употребляемых в философии понятий. Парменид сделал попытку устранить это понятие как таковое.

Но ради этого он был вынужден принести в жертву жизнь. Демокрит вернулся к этому понятию и отождествил небытие с пустотой для того, чтобы сделать движение мыслимым. Платон использовал понятие небытия, так как без него противопоставление существования и чистых сущностей непостижимо. Различение материи и формы у Аристотеля предполагает небытие. Именно оно помогло Плотину описать то, как человеческая душа утрачивает самое себя, и оно помогло Августину дать онтологическое истолкование человеческого греха.

Псевдо-Дионисий Ареопагит положил небытие в основу своего мистического учения о Боге. Небытие предполагается как в учении Лейбница о конечности и зле, так и в Кантовом анализе конечного характера категориальных форм. Понятия процесса и становления у Бергсона и Уайтхеда подразумевают небытие наравне с бытием. В библейской религии эти отрицания занимают важное место, хотя и противоречат учению о творении.

Бытие, небытие и тревога

Любой страх - это страх смерти. Он может принять любую форму, но он - основа всякого страха. А только в бытии без страха, жизнь может прийти к своему полному цветению. Вы становитесь подобными мертвому еще при жизни. По этой причине человек, исполненный любви к жизни, - мертвый человек.

Диссертация по философии на тему"Страх и социальное бытие человека" .. Методологическая основа исследования представлена всеобщими.

Четыре условия согласия с самим собой Первое фундаментальное условие экзистенции: Теперь я здесь — что дальше? Могу ли я осилить бытие в мире, справиться с ним? Я есть здесь, я существую, — да как же это возможно? Стоит только заняться им всерьез, как я начинаю чувствовать, что едва ли в состоянии его осмыслить. Мое бытие предстает передо мной, подобно острову в океане незнания, вплетенное в системы взаимосвязей, которые меня превосходят.

Самая разумная и традиционная установка по отношению к непостижимому — удивление. Собственно говоря, я могу только удивляться тому, что я вообще есть. Однако я действительно есть. И это ставит меня перед фундаментальным вопросом экзистенции: Я есть — но могу ли я быть? Могу ли я вообще занять место в мире — при тех условиях, в которые он меня ставит, и возможностях, которые у меня есть? Для этого мне необходимы три вещи: Достаточно ли у меня пространства, чтобы быть здесь?

Четыре условия согласия с самим собой

Основные направления философии ХХ века Западно-европейскую философию 20 века отличают черты, характерные только ей. В частности обращение к таким проблемам как существование человека, смысл жизни, свобода. Философы данного периода времени уделяют значительное внимание не процессам познания окружающего мира, не проблеме возникновения окружающего мира , а внутреннему миру человека, что является основной чертой для философских представлений современной философии.

В поисках реальной связи субъекта и объекта Гегель пришел к Абсолюту, низведя личность до уровня его орудия.

Его основой бытия становится управление Миром и коррекция управления Миром. Тогда возникает новая четырехзвенная логика: 1) мое активное.

С собой и без себя. Практика экзистенциально-аналитической психотерапии Под ред. Особенности понимания страха в экзистенциальном анализе Сильвия Лэнгле В статье детально рассматривается экзистенциально-аналитический подход к феномену страха, дифференцируется страх ожидания и фундаментальный страх. На примере страха полетов дается представление о том, каким образом экзистенцанализ может помочь понять, что лежит в основе развития той или иной формы страха.

Психологами и психотерапевтами проводится так много конференций, посвященных проблеме страха, что возникает удивление: Тогда в дальнейшем больше не нужно было бы заниматься страхом, он был бы уничтожен в корне. Или страх в принципе неуничтожим, сколько ни борись с тем, что его вызывает? Страх — неприятное чувство, часто иррациональное, даже абсурдное.

Кривцова С.В. - Основа Бытия ☯