«Детские страхи»

Арбениной] Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Мохнатые, как маленькие пчелы, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

Возьми на радость из моих ладоней ... Поэт Осип МАНДЕЛЬШТАМ

Он очень любил жизнь Анатолий Васильевич много читал, особенно любил стихи.

пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина — дремучий лес Тайгета, Их пища — время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок — Невзрачное сухое ожерелье.

Забытое давно В волненьях новых и мятежных, Твоей душе не даст оно Воспоминаний чистых, нежных. Но в день печали, в тишине, Произнеси его тоскуя; Скажи: , у меня просто слов нет от восхищения. Понятное и необъяснимое, богатое по своему поэтическому словарю, просто необыкновенное стихотворение Асадова.

В благах, которых мы не ценим За н. их одежд неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Поиск Лекций Как он преодолел свой страх Предыдущая 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 Следующая Я объяснил ему, что его подсознание представляет собой сокровищницу его памяти, в которой заботливо хранится все, что он услышал и прочел во время учебы в медицинском институте. Далее я убедил его в том, что подсознание способно реагировать и готово реагировать на его просьбы, но для этого необходимы вера, а также умственное и физическое расслабление.

Поле этого он начал представлять себе каждый вечер и каждое утро, как его мать поздравляет его с прекрасными успехами. В своем воображении он держал в руке письмо от нее. Как только он живо представил себе этот счастливый конец, он вызвал соответствующую реакцию. Мудрость была разбужена, его осознанное мышление было направлено в желаемое русло, и после этого путь к его цели был для него легок: Иначе говоря, как только подсознание взяло на себя руководство, оно заставило юношу добиться самых больших успехов.

Рожденные 15 января

Невзрачное сухое ожерелье Стихи вместо музыки в машине - прекрасно, но рискованно. Можно слушать месяцами, слушать, слушать - и вдруг услышать. Внезапно, ни с того ни с сего, совпадаешь вибрацией - и сердце ухает в пропасть, как тот мост под солдатскими сапогами, и глаза затапливает в секунду, как тот торпедированный трюм.

Но не мучил его разбойник, ибо рост мельника Вымолвил Сом. Не превозмочь ему в дремучей жизни страха. И убежал вверх.

Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина -- дремучий лес Тайгета, Их пища -- время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок -- Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

Я привяжу покинутую лодку, Услышу, как валежник где-то хрустнул, И леденящий страх преодолею.

Как побороть страх и изменить свою жизнь?

Хочу собрать любимые стихотворения. Все они какие-то магические для меня, тревожащие, почти колдовские. Пусть это будет первым. озьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи,. Мохнатые, как маленькие пчелы,. Что умирают, вылетев из улья.».

Чье имя на устах у всех племен святится, Затмив другие имена, Отныне ты, Париж,- презренная клоака, Ты - свалка гнусных нечистот, Где маслянистая приправа грязи всякой Ручьями черными течет. Ты - сброд бездельников и шалопаев чинных, И трусов с головы до ног, Что ходят по домам и в розовых гостиных Выклянчивают орденок. Ты - рынок крючников, где мечут подлый жребий - Кому падет какая часть Того, что раньше было власть.

Вся свора, дергаясь и ерзая боками, Рванется. Каждый кобелек Визжит от радости и ляскает зубами, Почуяв лакомый кусок. И там пойдет грызня и перекаты лая С холма на холм, с холма на холм. Ищейки, лягаши и доги, заливаясь, Трясутся: Когда кабан упал с предсмертною икотой,- Вперед!

Рейтинг топ блогов рунета

Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята.

Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье.

Как нам велели пчёлы Персефоны. Не отвязать неприкрёпленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха.

Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина - дремучий лес Тайгета, Их пища - время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок, Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в солнце.

MASTERS